На Урале ищут замену пропавшим микросхемам: «Ни один частник не потянет»

Американские и европейские производители электронных компонентов приостановили отгрузки в Россию на фоне западных санкций. Под удар попали свердловские производители высокотехнологичного оборудования: зачастую аналогов исчезнувшим микросхемам просто нет. О том, какие выходы из ситуации ищут уральские хайтек-компании, можно ли выпускать чипы в Екатеринбурге и какой поддержки из бюджета потребует импортозамещение, – в материале этой статьи.

«Трудно сказать, разоримся мы или нет»

«Проблемы с микросхемами и чипами возникли еще в прошлом году: если раньше мы покупали чипы по 150 рублей, то в декабре-январе они подорожали до 1500. То же самое с транзисторами и тиристорными модулями. Самая небольшая проблема – кресла, поскольку мы производим системы управления экскаватором: их можно заменить на российские или китайские», – рассказал коммерческий директор компании «Робитэкс» Антон Устинов.

Подобные истории есть у каждого представителя отрасли: например, директор и совладелец фирмы «Ай-Тор» Андрей Медведев в 2020 году покупал микросхемы по 1500 рублей за штуку, а год назад она подорожала до 80 тысяч. Поэтому делать запасы было нелегко, а сейчас американские, японские и тайваньские микросхемы и высокоточные конденсаторы и вовсе стали главным дефицитом на рынке.

«Во-первых, замену не так просто сделать, поскольку всегда есть нюансы. Во-вторых, на рынке много контрафакта, применение которого существенно сказывается на свойствах изделия. В-третьих, замена, как правило, требует изменений в технологический процесс, конструкторскую документацию и, самое главное, переразводки плат. С одной стороны, мы получаем непроверенное и неотлаженное решение, с другой, из-за спешности манипуляций можем получить трудноуловимые ошибки в электронных платах», – говорит Медведев.

Санкции усугубили ситуацию, так как подорожание товаров и задержки поставок, преследовавшие бизнес в течение пандемии коронавируса, сменились полной неопределенностью.
«Есть надежда, что после кризисов цены стабилизируются на каком-то уровне, но сейчас могут сообщить, что, к примеру, нержавейка с завтрашнего дня подорожает в два раза. В условиях неопределенности трудно сказать, разоримся мы или нет, если будем продавать по старым ценам. Точнее, по старым точно разоримся, а вот назвать новую, чтобы и заказчик не пострадал, сложно. Надеюсь, месяца через три-четыре все утрясется и мы сможем согласовать новые цены и с поставщиками, и с заказчиками», – рассказал топ-менеджер научно-технического комплекса ВИП Герман Солдатов.

«Во всем мире их производят четыре фабрики»

Бизнесмены не сомневаются, что производство хотя бы части электронных компонентов можно было бы наладить и на Урале, но для этого нужны масштабные государственные инвестиции.
«У нас очень промышленно развитый район, присутствуют все технологии. Микросхемы для быстродействующих процессоров, вычислительной техники, вывода изображения делать глупо, их во всем мире производят, условно говоря, четыре фабрики. Но есть много микросхем попроще, которые можно было бы делать и у нас», – считает Солдатов.
По мнению Андрея Медведева, государству следует вкладывать деньги не только в развитие микроэлектронной базы, но и в создание дизайн-центров и проектных бюро.

«Ни один частник не потянет инвестиции в высокоточное станкостроение: например, для наших замечательных [процессоров] «Эльбрусов» чипы делают на Тайване, а единственный производитель оборудования для этих чипов находится в Нидерландах. В рамках мировой экономики не нужен второй производитель такого уровня, и без государственного участия ни один частный бизнес такой прoект не запустит. Там будут дикие сроки окупаемости», – говорит он.

Сейчас банки предлагают кредиты только по огромным ставкам, зачастую требуя в залог недвижимость и основные средства, жалуются предприниматели. Они рассчитывают, что государство будет стимулировать прoектное финансирование, а также субсидировать разработки по импортозамещению.

«Было бы супер, если бы давали субсидии хотя бы на производство опытных партий и испытания. Есть много позиций, по которым я готов заместить импорт, но у меня не хватит ни средств, ни ресурсов. Например, мне звонит «Ростсельмаш»: «–Ты можешь? –Я могу, но мне надо вот это, вот это и вот это, а денег нет». И таких звонков колоссальное количество», – рассказывает Солдатов.

При огромных ставках по кредитам остро ощущается затягивание оплаты со стороны заказчиков, среди которых есть и госкомпании, сетует Медведев. Он призывает ввести жесткий контроль за платежной дисциплиной.
«Сейчас на рынке самые дешевые деньги – это деньги твоего контрагента. Даже если ты заплатишь через 3–7 месяцев, небольшая компания за это время уже сдохнет, потому что компенсировать падение оборотных средств мы не сможем», – заключает он.

Источник: https://fedpress.ru